Жёлтый (Епический) Бантик

Желтый Бантик — так названа пещера на горе Кокуя близ Телецкого озера. На входе в пещеру на дереве был завязан желтый пакет Мария-Ра … бантиком (так мне говорили).

Поездка состоялась 22-24 марта 2019 г.

Участники:

Евгений Саблин — Евген
Сергей Величко — Великан
Роман Ковалёв
Алексей Данилов
Екатерина Лапшина
Михаил Васильев
Мария Кокорина — автор рассказа

Топосъёмка пещеры:

http://nskdiggers.ru/schemes/scheme_zhb_plan.

gifhttp://nskdiggers.ru/schemes/scheme_zhb_razrez.gif

Примечание: данный рассказ не является душевным порывом и не несёт в себе практических знаний и научной информации. Не рекомендуется ко вниманию, дорожащих своим временем.

P.S. диалоги не являются точными цитатами. Они искажены восприятием и воспоминаниями автора, как и описание пещеры.

DAY 1

Как обычно перед поездками просыпаюсь раньше будильника. Рюкзак собран и ждёт в клубе. Люблю ощущение перед выездом — небольшое волнение и предвкушение долгожданного (иногда почти спонтанного). Легкий завтрак на столе — Евген в окне (толку, что раньше встала?). Спальник в охапку, непричесанные волосы убраны в небрежный пучок еще во время умывания, спальная повязка для глаз — я готова.

Доехали до клуба. Началась загрузка, и не кончалась еще долго. На улице (в душе) весна, куртка осталась в клубе, так что поехала я только в кофте, ну и что, что флис. Успела прилично промерзнуть. Спасибо огромной и теплой В(в)еликаньей куртке — отогрела и меня и Катю. Водители наконец залили полные баки, все расселись, машины пустились в путь по уже знакомой мне дороге. Наушники в уши, маску на глаза — кайф и релакс.

Турочак. Время позднего (по времени. Но уверена, у многих из нас он был первым) завтрака. Еда расположилась на капоте одной из машин, а мы вокруг неё. Можно теперь зрительно ознакомиться со всеми участниками. Кого-то видела впервые, с другими впервые выезжаем, ну а третьих уже вполне привычно и приятно видеть рядом.

Яйца, бутерброды, мясные ватрушки; творожные сочни из Ярче стали уже знакомым и полюбившимся вкусом на пути к Телецкому.

Припарковали машины, упаковали рюкзаки/рамы. Горное жаркое солнце приятно припекало. Началась заброска до лагеря, что на вершине г. Кокуя. Снег местами уже сошел, обнажив ржавую прошлогоднюю траву.

С Мишей первыми добрались до базы, и началась делёжка мест: «Отсюда тебя Евген выгонит, мы с ним откапывали это место для себя», «А это место Великана — не советую», «Там Данилов жил. А вот это место можешь взять, Курганова с нами нет».

Разложились, поставили палатки, разожгли костёр. Евген решил разнообразить рацион и прикупил Доширак (после этого вновь стала употреблять его в городе). Никто не спешил начинать спуск в пещерный мир, нежились под солнышком и наслаждались сладким чаем Greenfiеld.

Но всё-таки у нас спелео-выезд с конкретными задачами, а не просто пикничок на природе. В конце концов все разошлись по своим делам.

Снег уже прилично растаял, но всё так же норовил провалить нас в себя. Вооружившись снегоступами мы с Евгеном начали путь до Бантика.

Вход в пещеру начинается с вертикального колодца, перестежки и ещё чуть-чуть колодца. Едва не впечатавшись на скорости носом в булыжник, счастливая встаю. Евген негодующе: «Наверху ты тоже спускалась без жумара на двух бобышках?». «Да/Нет» — отвечаю я (уже и не помню, что я тогда сказала, но правильный ответ «Да, без жумара»).

Точного хода пещеры в памяти не восстановить, да и для этого есть планы и развёртки. Следовала череда спусков, перестёжек, ползучих ходов и синяков на коленках. А главной фразой было «пока судья не видит», но Верховный Судья видит всё …

Потянувшись за кристально чистым минералом (агрегатом), поучила словесных люлей от руководителя. «Ты грязная. не погань пещеру».

— Это мрамор?

— Известняк.

— Да ну? А этот монолит — гранит?

— Известняк.

— Ну это ведь точно мрамор!

— Известняк. Я знаю, что пещера из известняка, значит, здесь всё — известняк.

— Ну мрамор — это метаморфизированный известняк … А это тоже известняк?

— Это глина …

Сий диалог произошёл на повороте в Сумрак.

В тот день мы дошли до Епического меандра, заглянули в место будущего ПБЛа и к ночи вылезли на поверхность. Одна темнота встретила нас другой — звёздной.

— Смотри, Медведица.

— Большая или Малая?

— Какая разница, они всё равно рядом.

В лагерь вернулись к одиннадцати ночи, все уже спали.

DAY 2

Вдоволь отдохнув, на зов Великана стали выползать из палаток. Солнышко уже стояло высоко и приятно припекало. Завтрак был уже готов и ждал своих употребителей.

Сегодня к Бантику мы отправились целой делегацией. Один за другим спелеологи начали погружение в особый подземный мир. Добравшись до меандра, Алексей с Катей занялись созданием условий для базового лагеря, а мы с Евгеном и Мишей постепенно стали растворяться в легендарном Епическом меандре. Шли цепочкой: Евген —> жёлтый транс —> Миша —> жёлтый транс —> Я. Шли медленно, но верно и успешно.

Мы с Мишей были здесь впервые и предвкушали как пройдём то самое место, где пару месяцев назад не смог пройти другой, известный нам спелеолог (не будем показывать пальцем). Следует сделать оговорку, что это никак не связано с физическими и техническими моментами его подготовки. Сработал случай, забавный и неумолимый. Мысли о будущих подколах подгоняли нас вперёд, и меандр оказался позади … но лишь на время.

— Миша, бери верёвки и делай навеску. Мы с Марьей Ивановной будем топосъёмить.

— Но я никогда раньше не шёл первым, делая навеску…

— Взял верёвку и пошёл!

И так, пока Миша прокладывал нам путь, мы занимались наукой — а точнее топосъёмкой нижней части пещеры до самого известного нам дна, где с помощью Миши я совершила маленький первопроход, но это уже совсем другая история.

Нижняя часть пещеры оказалась сплошь покрыта метрами и метрами глины (не известняка), быстро превратив нас в големов, а наше снаряжение в один большой снаряд.

«Поздравляю, Вы на дне …»

Когда мы начали восхождение обратно, на часах было 18:00. Прикинули, что к 22-ум вылезем на поверхность. Внимание, спойлер: нет!

Подойдя к верёвке начинаешь разбирать свой снаряд на составляющие: «Так, это вроде жумар, на верёвку его. Где тут кроль? Ага, вот он. А это что? Ладно, позже разберёмся». Шаг наверх и два вниз. Всё в глине и травит. Страха нет, только голод, усталость, довольность и килограммы глины.

Благополучно добравшись до меандра и сняв снаряжение, упаковали транс. Наша благополучность на время закончилась.

Три комплекта снаряжения вышли кг на 15-20! Пока Евген снимал верьё, мы с Мишей ползли и кряхтели.«Если вы хотите мне что-то сказать, то говорите» — догнал нас Евген. «Нет. что ты! Всё отлично, мы довольны». Не удержав транс на должной высоте мы с Мишей уронили его в меандре, и он застрял в том месте (±), где некогда застрял сапог нашего друга.

Прошло N-е количество времени, и мы познакомились с яростью Евгена. К счастью, она была направлена не на нас, а на саму сложившуюся ситуацию и злополучно застрявший транс.

«Женя, если ты хочешь что-то нам сказать, то говори …»

Было принято решение распотрошить транс прямо там — над пропастью. Аккуратно достав и передав два комплекта снаряжения, транс наконец удалось поднять, и благополучие к нам вернулось вместе с Ромой. Его голос был слышен очень рядом. С каждым «шагом» мне казалось, что вот сейчас я его увижу! Но меандр казался бесконечным.

Прошло минут пятнадцать, прежде чем мы добрались до грота, где нас ждали Р(р)оман с едой.

Темно. Грязно. Зябко. Сыро. Холодно. Обессиленно. Апатично. Мне становилось безразлично всё.

Перекусив, пора было снова надевать снаряжение и продолжать путь. Мне не хотелось двигаться. Совсем. Не хотелось нагибаться за своим «снарядом», не хотелось, чтобы комбенезон касался моей спины — он был сырой, грязный и холодный. Не хотелось снимать перчатки (ну и что. что руки уже были в глине), чтобы размуфтовывать рапид.

Я будто впала в анабиоз. Казалось, до поверхности и уютного, тёплого лагеря ещё долгие километры под землёй. В этом была лишь доля неправды — длина пещеры не достигает и одного километра. но пещеры измеряются не километражом, а временем. До поверхности и уютного, тёплого лагеря ещё долгие часы под землёй.

Было желание продолжать стоять на месте, не шевелясь и постепенно превратиться в известняковую часть пещеры, покрытую приличным слоем глины (последнее было уже успешно выполнено).

Преодолев окоченение, мы продолжили движение. Подъемы, перестёжки, узкие ходы … всё то же в обратном порядке. И наконец — ночное звёздное алтайское небо всё с теми же Медведицами.

В лагерь мы вернулись к четырём часам утра. В котелках на огне нас ждали теплая вода для умывания и спасительный суп. Чай никто уже не хотел. Коньяк и вино — и спальник. Тёплый и мягкий спальник. И ты счастлив, находясь здесь и сейчас физически, а мысленно уже в своих грёзах, впечатлениях и переживаниях (прим.: здесь от слова «пережитого»).

DAY 3

Проснувшись и приведя себя в относительный порядок (я так думала) вылезаю из палатки. «По тебе сразу видно, что вчера была в Жёлтом Бантике» — звучит как приговор вместо обычного утреннего приветствия.

Я была не одинока. Каждый выглядел и чувствовал себя так же. Оно того стоило. Знакомство с пещерой было эффектным и сильным, а я люблю силу.

К обеду спустились вниз к машинам. Уезжали мы вчетвером: Евген с Великаном и мы с Ромой.

На ненавязчивое предложение-просьбу остановиться, чтобы полюбоваться Телецким озером получаю лёгкий ненавязчивый отказ и лекцию о его происхождении с рядом фактов (Рома, я тоже закончила геофак :).

Возвращение в информационный мир, как это обычно бывает, загрузило всех рядом проблем. Грустно, но факт. Обратную дорогу так же угнетало мрачное, свинцовое небо. А городская среда и вовсе встретила нас дождём.

P.S. понедельник был тяжелым днём.

Кокорина Мария

Добавить комментарий

Войти с помощью: